Источник самой актуальной информации о медицине и фармации Tомской области
Версия для слабовидящих
...
...
...

Эраст Гаврилович Салищев (1851 — 1901)


Эраст Гаврилович родился 23 июля (4 августа) 1851 г. в уездном городе Козлове Тамбовской губернии в купеческой семье. После окончания с золотой медалью Пензенской классической гимназии в 1869 г. Э.Г. Салищев поступил на медицинский факультет Казанского университета.

Будучи студентом 3-го курса, он в 1871 г. оставил университет в знак протеста против увольнения прогрессивного ученого, профессора по кафедре физиологической анатомии П.Ф. Лесгафта. В земской больнице он проработал до 20 мая 1878 года. Затем, по направлению Военно-медицинского управления, Э.Г. Салищев в течение восьми с половиной месяцев находился в войсках, принимавших участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., в качестве младшего врача 93-го пехотного резервного кадрового батальона.

В 1879 г. демобилизовавшись из рядов регулярной армии, он вновь устроился на работу участковым врачом в земскую больницу – теперь уже в Казанской губернии.

В 1881 г. Э.Г. Салищев успешно сдал докторский экзамен. В это же время Эраст Гаврилович занимается в анатомическом институте у знаменитого анатома профессора П.Ф. Лесгафта, к которому еще со студенческих лет относился с огромным уважением как к ученому, общественному деятелю и педагогу. Уже в мае 1885 г. Э.Г. Салищев в ВМА защитил диссертацию «Топографический очерк мужской промежности» на ученую степень доктора медицины. По словам профессора Томского университета Н.А. Роговича, сказанным уже после смерти Салищева, эта «запутанная, требующая весьма тщательной и искусной препаровки, трудно поддающаяся описанию область промежности подверглась в руках Эраста Гавриловича мастерской обработке». Работа Э.Г. Салищева получила высокую оценку медицинской общественности и была удостоена в 1888 г. премии имени русского анатома и физиолога, основателя первой русской анатомической школы, академика П.А. Загорского .

Получив глубокие знания в области топографической анатомии и оперативной хирургии и приобретя богатый хирургический опыт, Э.Г. Салищев стал хирургом высокого класса. Э.Г. Салищев сформировался не только как хороший хирург, но и как вдумчивый ученый, что позволило ему занять кафедру оперативной хирургии Императорского Томского университета, куда он в июне 1890 г. был назначен экстраординарным профессором.

После своего назначения Э.Г. Салищев покидает С.-Петербург и направляется вместе с семьей в неизвестную для него Сибирь. Путь из Петербурга в Томск был в то время очень сложным. По железной дороге можно было доехать только до Тюмени, а затем на пароходе до Томска. Вследствие этого семья Э.Г. Салищева часть пути была вынуждена совершить на пароходе или на лошадях. В 1890 г. в Томск, помимо Э.Г. Салищева, приехали прозектор Военно-медицинской академии (ВМА) К.Н. Виноградов, избранный ординарным профессором по кафедре патологической анатомии, приват-доценты ВМА А.П. Коркунов, М.Г. Курлов, П.М. Альбицкий и А.И. Судаков в звании экстраординарных профессоров, возглавившие соответственно кафедры частной патологии и терапии, врачебной диагностики, общей патологии и гигиены. Ректором Томского университета был в то время доктор зоологии, ординарный профессор по кафедре физиологии В.Н. Великий, который учился в Петербургском университете вместе с И.П. Павловым. Секретарем (деканом) медицинского факультета был доктор медицины, ординарный профессор по кафедре анатомии Н.М. Малиев (после ухода на пенсию он перебрался в Петербург и преподавал на медицинском факультете университета).

В Томске в 1890 г., в момент приезда Э.Г. Салищева, проживало около 50 тыс. человек. Это был центр Томской губернии, который отличался высоким материальным благосостоянием жителей. Город постепенно обустраивался.

Приехав в Томск, Эраст Гаврилович сразу начал активную работу по обустройству кафедры, созданию условий для ведения занятий. Э.Г. Салищеву приходилось в одиночку заниматься оборудованием кабинета оперативной хирургии с хирургической анатомией, так как на тот момент у него не было помощника, поэтому все препараты для демонстраций на лекциях и практических занятиях приходилось изготавливать самому профессору.

Кабинет оперативной хирургии с хирургической анатомией размещался на нижнем этаже староанатомического корпуса (ныне учебный корпус № 2 СГМУ) и состоял из трех небольших комнат: кабинета профессора, препаровочной с кабинетом прозектора и служительской, которая использовалась также для приготовления и хранения костей.

Практические занятия по оперативной хирургии со студентами проводились в прилегавшем к кабинету зале по вечерам, так как днем в ней производились патологоанатомические и судебно-медицинские вскрытия. С сентября 1890 г. Э.Г. Салищев начал чтение лекций студентам V семестра (3-й курс). С ними же он проводил практические занятия по оперативной хирургии. Для этого студенты были разделены на две группы. Занятия проводились 2 раза в неделю по 3 часа и состояли в производстве перевязок артериальных стволов. Недостатка в трупном материале не было, так как, получив для этой цели в свое распоряжение 20 трупов, студенты имели возможность произвести каждый по 8-10 перевязок под непосредственным наблюдением профессора и, кроме того, по несколько перевязок самостоятельно. Таким образом, студенты вполне могли практически ознакомиться не только со всеми общими приемами, но и с различными особенностями частных случаев перевязок.

Первое учебное полугодие для Э.Г. Салищева оказалось весьма сложным. Выделенное для проведения занятий со студентами помещение было для этих целей неподготовленным. Ощущалась нехватка инструментария, мебели, препаратов, посуды, отсутствовал даже микроскоп. Поэтому Э.Г. Салищев активно занимается вопросами приобретения необходимого для кабинета инвентаря. Денег, выделенных на эти цели, оказалось недостаточно. Эраст Гаврилович был вынужден неоднократно обращаться в совет университета за дополнительными ассигнованиями Так, 2 ноября 1890 г. им было подано ходатайство о выдаче ему из остатков 300 рублей на нужды кафедры оперативной хирургии. Совет за недостатком средств ассигновал лишь 140 рублей.

В 1891 г. многие трудности Э.Г. Салищеву удалось преодолеть, так, были приобретены почти все необходимые хирургические инструменты на сумму свыше 1500 руб., цейсовский микроскоп стоимостью 591 руб. 70 коп., вся посуда и значительная часть мебели8 . Однако оставались нерешенными две проблемы отсутствие на кафедре прозектора и недостаточность выделенных денег на содержание кабинета. 26 января 1891 г. Э.Г. Салищев вновь поставил перед советом вопрос об увеличении штатной суммы, полагавшейся на содержание кабинета оперативной хирургии. Сумма в 350 руб., полагавшаяся для этих целей штатным расписанием, была, по его мнению, явно недостаточной. Совет увеличил эту сумму на 100 руб.

Попечитель Западно-Сибирского учебного округа профессор В.М. Флоринский утвердил эту сумму, несмотря на протесты некоторых профессоров. Вот что он писал ректору 23 февраля 1891 г.: «Назначение советом на этот предмет 450 руб. я не нахожу преувеличенным, имея в виду, что кабинет оперативной хирургии и хирургической анатомии кроме ежегодного расхода на хирургические и анатомические инструменты и перевязочные приборы будет заботиться о постепенном формировании своего специального, хотя бы и небольшого музея».

Прекрасно понимая, что такой музей для кафедры крайне необходим, сам Э.Г. Салищев направил все свои силы на его создание. В результате кропотливой работы ему удалось организовать хороший музей, разместив препараты во всех помещениях кафедры. Следует учитывать и то обстоятельство, что создание музея было осуществлено за короткий срок. Сам Э.Г. Салищев, не имея ни прозектора, ни его помощника, прибегая лишь к услугам одного студента, вынужден был заниматься изготовлением препаратов, отличавшихся красотой и демонстративностью. По воспоминаниям профессора В.Н. Великого, препараты, сделанные Э.Г. Салищевым, составили «гордость этого кабинета». К концу заведования профессором Э.Г. Салищевым кафедрой оперативной хирургии ее инвентарь состоял из 148 названий, 1009 предметов на общую сумму 3668 руб. 75 коп.

21 июня 1891 г. предложением министра народного просвещения Э.Г. Салищев был назначен ординарным профессором по кафедре оперативной хирургии Томского университета. Он продолжил чтение лекций и ведение практических занятий по хирургической анатомии и оперативной хирургии. Так, в весеннем полугодии 1891 г. студентам VI семестра Э.Г. Салищев окончил чтение отдела ампутаций и вычленений и прочел отделы о резекциях и некоторых специальных операциях о трахеотомиях, ляринготомиях, камнесечениях, об операциях в брюшной полости над желудочно-кишечным трактом и над желчными путями. В ходе практических занятий, проводившихся 3 раза в неделю по 2 часа каждое, студенты (37 человек) под руководством Э.Г. Салищева имели возможность выполнить большинство демонстрированных им операций. Для этих целей им было предоставлено 20 цельных, около 20 вскрытых трупов и много отдельных конечностей (для операций на пальцах, на ручной кисти и стопе). В осеннем полугодии Э.Г. Салищевым был прочитан курс хирургической анатомии областей шеи, туловища и конечностей, а по оперативной хирургии отдел о перевязках артериальных стволов и о трахеотомиях и ляринготомиях. На практических занятиях, проводившихся Э.Г. Салищевым, как и в весеннем полугодии, 3 раза в неделю по 2 часа, студенты, их было 76 человек, упражнялись в производстве перевязок, трахеотомий и ляринготомий.

Несмотря на то, что к преподавательской деятельности на кафедре оперативной хирургии Э.Г. Салищев относился с предельной добросовестностью, а его курс лекций по хирургической анатомии считался одним из лучших в университете, его всегда тянуло к практической работе в клинике. Он прекрасно понимал, что в условиях Сибири население часто нуждается в хирургической помощи. Тем более что по учебной программе уже в 1892 г. для студентов выпускного курса необходимо было проходить практику в госпитальных клиниках. Э.Г. Салищев без особого труда прошел по конкурсу на вновь создаваемую кафедру. На этом закончился период его работы на чисто теоретической кафедре.

11 марта 1892 г., когда организовались и начали функционировать клинические кафедры, Э.Г. Салищев был переведен на кафедру госпитальной хирургической клиники и десмургии с учением о вывихах и переломах, которую он возглавлял до 1901 г.

На кафедру оперативной хирургии вместо Э.Г. Салищева 11 марта 1892 г. был назначен приват-доцент Киевского университета И.С. Поповский11 . Однако вплоть до приезда нового профессора Э.Г. Салищев в весеннем семестре 1891/92 учебного года продолжал чтение лекций и ведение практических занятий по кафедре оперативной хирургии. Кроме этого, 7 мая 1892 г., уже возглавляя другую кафедру, Э.Г. Салищев представил на должность прозектора кафедры оперативной хирургии доктора медицины Н.А. Геркена (впоследствии профессор Казанского университета). Э.Г. Салищев, работая без прозектора, прекрасно понимал его необходимость для кафедры оперативной хирургии. Несмотря на то, что совет университета отложил выборы прозектора до приезда профессора И.С. Поповского, попечитель Западно-Сибирского учебного округа В.М. Флоринский, «вполне доверяя компетенции проф. Салищева и желая поскорее заместить эту должность», не согласился с советом и назначил доктора медицины Н.А. Геркена прозектором кафедры оперативной хирургии с 1 мая 1892 г.

С момента перехода Э.Г. Салищевым на кафедру госпитальной хирургической клиники и десмургии с учением о вывихах и переломах в полной мере развернулась его блестящая клиническая деятельность, продолжавшаяся около 10 лет.

Проблемы по созданию и оборудованию кафедры и клиники были уже хорошо известны ему. Еще задолго до назначения на новое место Э.Г. Салищев участвовал в работе комиссии, созданной 25 октября 1890 г. на одном из заседаний совета университета. В ее состав вошли профессора Н.А. Рогович, М.Г. Курлов, А.П. Коркунов и Э.Г. Салищев. Председателем комиссии был избран тогдашний ректор университета проф. В.Н. Великий. Комиссия должна была ответить на запрос попечителя В.М. Флоринского о том, «в каком положении находятся факультетские клиники, в целях выяснить себе положение открывающихся госпитальных клиник и, в частности, хирургической клиники»13 . Комиссия пришла к выводу о нехватке помещений для госпитальной хирургической клиники.

Действительно, выделенные помещения были не приспособлены не только для проведения учебного процесса, но и для лечения больных. Преподавание по этой клинике велось в здании факультетской клиники, где для госпитального клинициста были отведены лишь одна комната и операционная (так называемое госпитальное отделение факультетских клиник), а также в больнице Приказа общественного призрения. Она, построенная еще в 1841 г., к началу 90-х гг. XIX века представляла два двухэтажных здания, мало приспособленных под больницу. В одном из зданий была размещена клиника, возглавляемая Э.Г. Салищевым. Для хирургических больных было выделено три палаты, а четвертая служила операционной. Больница Приказа общественного призрения, по свидетельству современников, совершенно не удовлетворяла санитарно-гигиеническим требованиям. Так, проверявший во второй половине 90-х гг. XIX в. Томский университет чиновник Министерства народного просвещения профессор В.К. Анреп, обследовав томские госпитальные клиники, воскликнул: «Это ужасно, собачник в университете несравненно лучше некоторых отделений вашей больницы» . Сам Э.Г. Салищев характеризовал эту больницу как «ад, очаг грязи и смрада, клоповник». Поэтому вскоре после основания госпитальной хирургической клиники Эраст Гаврилович возбудил ходатайство о выделении для нее 2500 руб. «ввиду невозможных и лечебных, и преподавательских непорядков в больнице приказа». Но самые трудные времена для Э.Г. Салищева начались при рассмотрении в 1894 г. вопроса о переводе всей госпитальной хирургической клиники в больницу Приказа общественного призрения. При обсуждении этого вопроса голоса в совете разделились поровну, но голос председателя получил перевес. В результате профессор Э.Г. Салищев должен был оставить свое маленькое помещение в факультетских клиниках и окончательно перейти в ветхое здание больницы Приказа общественного призрения.

Таким образом, Э.Г. Салищев был поставлен в самые невыгодные условия работы. Даже товарищ министра народного просвещения Зверев, осмотрев больницу, сказал Э.Г. Салищеву: «В пояс вам всем профессорам госпитальных клиник кланяться надо, что вы с таким успехом можете работать при такой отчаянной обстановке» . Действительно, надо было обладать сильной волей и твердым характером, чтобы решиться оказывать хирургическую помощь больным в таких антисанитарных условиях. Трудности усугублялись еще и тем, что между Э.Г. Салищевым и попечителем Западно-Сибирского учебного округа профессором В.М. Флоринским складывались сложные, противоречивые отношения. Разногласия начались после того, как в 1892 г. прошли выборы председателя Общества естествоиспытателей и врачей, на которых В.М. Флоринского забаллотировали, а председателем избрали Э.Г. Салищева (он возглавлял Общество естествоиспытателей и врачей при Томском университете до 1893 года). Впоследствии, сталкиваясь с очередными трудностями, Э.Г. Салищев с горькой иронией говорил, что «господин попечитель проявляет зоркую заботливость» о его клинике. Несмотря на это, Э.Г. Салищев как хирург развил бурную деятельность, добившись хороших результатов в лечении больных. Будучи человеком целеустремленным, он верил в то, что ситуация изменится к лучшему, и не прекращал вновь и вновь ходатайствовать о расширении клиники и переводе ее в более приспособленное для этих целей здание.

Деятельность Э.Г. Салищева как хирурга не ограничивалась только лишь госпитальной хирургической клиникой, которой он заведовал. Он на правах консультанта оперировал в железнодорожной, двух родильных и двух тюремных больницах. Несмотря на большую занятость, он даже в летние месяцы продолжал оперировать больных, выезжая за пределы Томска.

В жизни Э.Г. Салищева так тесно переплетались педагогическая и хирургическая стороны деятельности, что их трудно отделить друг от друга. Возглавив кафедру госпитальной хирургической клиники и десмургии с учением о вывихах и переломах, Э.Г. Салищев читал лекции для студентов 3-го курса и занимался в клиниках со студентами 5-го курса. Так, в осеннее полугодие для студентов пятого семестра (3-й курс) он читал курс лекций о бинтовых, пластырных, косыночных, неподвижных (шинных) повязках; важнейших ортопедических аппаратах; протезах; антисептическом и асептическом лечении ран. В весеннее полугодие для студентов 6-го семестра (3-й курс) – учение о вывихах и переломах. Студенты 9-10 семестра (5-й курс) в осеннее и весеннее полугодия, группами по десять человек, вместе с Э.Г. Салищевым, посещали больных хирургических палат больницы Приказа общественного призрения, где профессор объяснял более интересные клинические случаи с указанием перемен в ходе болезни и способов ее лечения, причем наблюдение за такими больными предоставлялось кураторам из числа студентов, которые вели и своевременно предоставляли профессору истории болезни. После посещения больничных палат студенты вместе с профессором осуществляли прием больных в амбулатории16 . В первые годы существования университета, когда контингент студентов был еще малочислен, у студентов старших курсов, избравших специальность врача-хирурга, была возможность много времени проводить в клиниках за операционным столом и у постели больного. Эраст Гаврилович, относившийся к студентам с благожелательностью и уважением, стремился передать им свои знания и научить их хирургическому мастерству. Они окружали его повсюду – на лекциях, консультациях, клинических обходах и операциях. Между Э.Г. Салищевым и его слушателями устанавливались добрые отношения, он был доступен для молодежи и старался не только передать им свои богатые знания, но и не стыдился обращаться за советом к своим же ученикам, всегда охотно выслушивая их мнения. При недостатке опытных помощников на больших операциях Э.Г. Салищев с успехом пользовался помощью студентов, заставляя их предварительно проделывать под своим руководством операции на трупах. Он охотно привлекал студентов и к проводимым им самим экспериментальным работам, развивая у них интерес к занятиям наукой.

По воспоминаниям одного из его учеников, Эраст Гаврилович «…в сегда был… истинным другом, доброжелателем учащейся молодежи, с которой держался всегда ровно, очень просто, чисто по-товарищески, но так, что его авторитет всегда и во всем невольно сознавался последней, ибо молодежь чувствовала, что имеет дело с человеком с несомненно широким запасом личного опыта, знаний, тонкой глубокой наблюдательности, знания людей и тяжелой борьбы за существование, успевшим правильно оценивать явления и факты по их достоинству». Салищев служил для них «путеводной звездой» на «тернистом житейском поприще». Небезынтересно и мнение Николая Ниловича Бурденко, известного отечественного хирурга, одного из основоположников нейрохирургии в СССР, академика АН СССР и первого президента Академии медицинских наук СССР. Вспоминая свои студенческие годы, а он проучился на медицинском факультете Томского университета первые два курса, он говорил: «Салищев был талантливым хирургом, смелым, прекрасно знавшим анатомию… Я был положительно очарован этой личностью и хотел во что бы то ни стало быть его ординатором». На протяжении всей своей жизни Н.Н. Бурденко пронес уважение к Э.Г. Салищеву. Фотография Эраста Гавриловича, по воспоминаниям его сына Всеволода, неизменно стояла на рабочем столе академика Н.Н. Бурденко.

Э.Г. Салищева можно с полным основанием считать основателем сибирской хирургической школы, достижения которой известны не только в России, но и за ее пределами. Он, его ученики и последователи способствовали развитию в Сибири грудной и пластической хирургии, хирургии полости живота, урологии. Ему принадлежит относительно немного трудов по хирургии – всего двадцать опубликованных работ. Некоторые из них были напечатаны в крупных немецких журналах. Вершины своей хирургической славы он достиг в 1898 г., когда в Томске, с благоприятным исходом, без осложнений впервые в мире произвел операцию удаления нижней конечности с половиной таза по поводу далеко зашедшей саркомы. Следует особо отметить, что эта операция была сделана в сложных условиях больницы Приказа общественного призрения, что только подчеркивает заслуги Эраста Гавриловича.

Э.Г. Салищевым были также заложены основы урологии и грудной хирургии. Торакальный подход к пищеводу, который был под его руководством разработан ординатором В.Д. Добромысловым, и поныне является ведущим (способ Добромыслова-Торека).

Э.Г. Салищев был сторонником развития научных контактов с врачами Англии, Германии, Италии, Франции. В 1896 г. Э.Г. Салищев отправился в научную командировку в Берлин, Гейдельберг и другие города Германии, где посетил клиники Э. Бергмана, В. Черни, И. Микулича, Т. Кохера, Кёнига и больничные хирургические отделения Гана, Израеля, Зонненбурга, Керте. Он прослушал каникулярные курсы у Видова, Киллиана, Блоха, Янсена, Багинского, Винтера и Нитце. Будучи за границей, Э.Г. Салищев приобрел медицинское оборудование: хирургические инструменты, два цитоскопа для осмотра мочевого пузыря и катетеризации мочеточников, операционный стол, а также средства для бактериологических работ.

Э.Г. Салищев много сделал для организации здравоохранения в Сибири. Будучи председателем Общества естествоиспытателей и врачей, Э.Г. Салищев развернул большую работу по пропаганде медицинских знаний среди населения. Он был инициатором издания популярных брошюр и листовок об инфекционных заболеваниях. Им были организованы общедоступные чтения на эти темы, велась статистика распространения заразных болезней в Сибири. Работая в больнице пересыльной тюрьмы, Э.Г. Салищев настоял на снятии кандалов с арестантов на время их лечения.

В 11-ю годовщину Томского университета (1899), выступая с актовой речью на торжественном заседании, Эраст Гаврилович обратил внимание на роль социальных условий в развитии заболеваний. По его словам, «начинает быстро расти крепкий, могучий, суровый забияка, горящий желанием служить на пользу этой части человечества, которая обижена болезнями и гибельными социальными условиями в виде взрывов человеконенавистничества во время войн, в виде обременения ближних тяжким, непосильным и худо организованным трудом».

Будучи горячим сторонником антисептики и асептики, он сам, однако, не уберег себя от инфицирования во время гнойной операции, поранив себе палец. Начавшийся местный процесс развился в общее септическое состояние, осложнившееся тромбозом вен ноги. По словам его сына, он сам себе поставил диагноз. Последними его словами были: «Не вскрывать – умираю от эмболии легких». Смерть последовала 12 июня 1901 г., когда Э.Г. Салищев находился на даче, расположенной в пригороде Томска на Басандайке. Похороны Э.Г. Салищева собрали многотысячную толпу народа. Среди пришедших были друзья, коллеги, ученики, пациенты Э.Г. Салищева. Похоронен Эраст Гаврилович был на ныне не существующем кладбище Женского монастыря. В день похорон Общество естествоиспытателей и врачей открыло «подписку на капитал имени покойного». После смерти Салищева его вдова в 1903 г. пожертвовала библиотеку мужа, 975 томов, главным образом по хирургии и смежным с ней наукам, Томскому университету. На могиле Э.Г. Салищева 10 ноября 1903 г. был открыт гранитный памятник, который представлял собой крест из черного порфира, поставленный на скале из гнейса. На скале была надпись: «Профессор-хирург Эраст Гаврилович Салищев. 12 июня 1901 г.», а на кресте выбито изречение из Евангелия: «Блаженны алчущие и жаждущие правды».

Источник: С.Ф. Фоминых, С.А. Некрылов. Эраст Гаврилович Салищев – профессор Императорского Томского университета, выдающийся отечественный хирург.